Люди живут на берегах Кенозера давно, даже найдены неолитические стоянки, но обжить, приручить суровую северную природу им так и не удалось. Когда-то через Кенозеро проходил оживленный торговый путь из Обонежья в Заволочье, теперь от него остались только пустые, но удивительно хорошо сохранившиеся деревни.

Берега Кенозера больше всего напоминают Карелию или даже Соловки — длинные песчаные плесы, гранитные глыбы, острова с темными хвойными шапками.

Проезжая дорога к Кенозеру есть одна-единственная — до Вершинина, к остальным деревням можно подобраться только по воде. На маленькой моторке мы съездили в три из них: Ведягино, Горбачиху и Зехново.

ВЕДЯГИНО

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Ведягино в прошлом — большое село, с храмом и часовней.

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Часовня Андрея Первозванного

Церковь Илии Пророка была закончена в 1911 г., т.е. в это время село еще процветало.

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Вид на Ведягино от храма

Последних жителей села вывезли в Вершинино. На лодке много не увезешь, забирали только самое необходимое. В домах осталась кухонная утварь, самодельная мебель и прочие предметы обихода.

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Теперь всем этим пользуются только редкие рыбаки.

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

После Ведягино мы пришвартовались в Горбачихе — отсюда идет вторая дорога на Порженский погост. В деревне осталась только маленькая часовенка и пара домов.

ЗИХНОВО

Следующая остановка — деревня Зехново (Зихново). Когда-то большое село с начальной школой и даже маслозаводом, ныне доживает свои годы вместе с жителями. В нескольких домах обитают древние бабки и дедки, а один дом, по слухам, купил какой-то москвич. Действительно, место очень светлое и спокойное.

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Охраняет амбар. В окрестностях Вершинина почему-то все собаки одинаковые — нечто вроде финских лаек.

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Слева вдали — часовня Иоанна Богослова

Дом, который по слухам, купил какой-то москвич. Я бы тоже не отказалась…

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

В часовне встретили ее хранительницу, Анну Александровну Семенову, и она по случаю приезда дочери пригласила нас на чай. Дочь рассказывала, как они учились в школе-интернате в Вершинино, а на выходные ездили за 20 км по льду озера домой. Было видно, как много значит для северян их родина, традиционный уклад жизни. Уходя на пенсию, они при первой возможности возвращаются в родные деревни помогать своим старикам, потом наступает черед их детей и так далее. Так деревни и живут, населенные одними древними бабками. Кто-то не оставил потомства, или оно насовсем осталось на большой земле — и вот еще один дом заколочен, еще один огород навсегда зарос травой.

К слову, народ не так уж и бедствует — старики, у которых мы были в гостях, получают как ветераны войны 30 тысяч пенсии, а тратить такие бешеные деньги тут банально не на что. Все живут натуральным хозяйством, рыбалкой, грибами и ягодами.

Вот такая клюква, например, растет буквально на заднем дворе бабы Анны:

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново

Comments

comments

Мёртвые деревни Кенозерья: Ведягино, Горбачиха, Зехново