Покинув последний оплот цивилизации в виде монастыря Эрдене-Дзу, мы начали постепенно углубляться в глушь Хангайских гор. Вокруг вырастали старые низкие горушки, кое-где покрытые лиственничным лесом, с субальпийскими лугами и многочисленными речками. Летом на эти зеленые луга переезжает много семей кочевников со своими стадами, так что практически каждая долина оказывается населена…

Хангайские горы находятся в стороне от туристических маршрутов Улан-Батор-Арвахэйр-Даланзадгад, поэтому братьев по цвету кожи вы там вряд ли повстречаете. Зато повстречаете кучу всяких хищных птиц, включая грифов, а также гигантских кузнечиков, яков и верблюдов.

В тот день мы доехали до водопада в ущелье Улан-Гол на притоке Орхона – самого высокого в стране (24 м).

Надо сказать, что июль и август в Монголии – единственное время, когда идут дожди, но это также единственное время, когда в стране держится более-менее комфортная температура. В этот раз в связи с жутким дубаком на улице было решено остановиться в гер-кэмпе неподалеку.

Гер-кэпм («гер» — по-монгольски «юрта») — это нечто вроде гостиниц для приезжающих во всяческие достопримечательные места туристов. Представляет собой несколько юрт, огороженных забором и предназначенных для сдачи в наем.

Хангайские горы

Забор — от всяческих скотов типа коней и овец.

Хангайские горы

Лирическое отступление про юрты:

«Юрта» — казахское слово, монголы называют свои дома «гер». Войлочный гер идеально приспособлен для кочевий. Остов юрты состоит из деревянных решеток-стен, скрепленных кожаными ремешками. Их ставят кольцом, а сверху крепят жерди, образующие коническую крышу. Посередине крыши световое и дымовое отверстие. Остов покрывается войлочной кошмой и белой прочной материей, а снаружи обвязывается веревками.

В центре юрты традиционно размещается печка-буржуйка, которая топится дровами, а чаще кизяком. Труба уходит в незакрывающуюся дыру на потолке. Вдоль стен полукругом стоит и висит всякий скарб, пол земляной, редко – дощатый. Спят прямо на полу или на советских железных койках. Из мебели еще обычно присутствует низенький столик с табуретками и какой-нибудь комод.

Все это хозяйство строится, естественно, без гвоздей, собирается за полдня и умещается в автомобильный прицеп. Выглядит юрта очень уютно и тепло. Но только выглядит: монголы очень морозоустойчивы и между землей и началом кошмы обычно оставляют щель «для вентиляции», а дыра в крыше способствует обогреву улицы. В результате при минусовой температуре за бортом вентиляция получается что надо. Да еще и печка из тонкого железа остывает как только перестаешь подкладывать горючее. Короче, в палатке получается намного теплее.

В общем, сущности юрты мы так и не поняли и в дальнейшем жили в них только если шел дождь или надо было готовить на печке.

Хангайские горы

Хангайские горы

Утром распогодилось, мы погуляли по совершенно потрясному каньону Улан-Гол, попрыгали по водопаду и поехали дальше.

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Не буду подробно описывать наше недельное просветление в Хангае (фотографии красноречивее), скажу лишь, что начиная с двух тысяч ночью были реальные заморозки – утром полусантиметровый слой льда на палатке и замерзшие лужи, начиная с 2500 пошла тундростепь с околонулевой температурой и днем, причем с жутким ветрищем.

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Суровым горам — суровые обо: палки и камни здесь дефицит, поэтому в обо кладут все что под руку подвернется.

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

В зеленых плодородных долинах пейзажи становятся гораздо дружелюбнее:

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Кругом пасется много разных скотов, например полудиких двугорбых верблюдов:

Хангайские горы

Хангайские горы

Как удалось выяснить опытным путем, у верблюдов натурально квадратный затылок.

Хангайские горы

А у верблюдиц — потрясающие ресницы. Красотка!

Хангайские горы

Кроме верблюдов повсюду пасутся дзенские зверушки яки:

Хангайские горы

Из достопримечательностей нам удалось посетить горячие минеральные источники – подозреваю, единственное место в Монголии, где есть постоянное горячее отопление и водоснабжение. Здесь монголы оказались бессильны.

Хангайские горы

Заезжали в Цецерлэг («сад» по-монгольски – действительно, вид нормальных деревьев был для нас откровением). На холме над пятиэтажечным поселком городского типа стоит недоразрушенный старый монастырь в тибетском стиле, а на базаре продают парную жеребятину и кедровые шишки.

Хангайские горы

Хангайские горы

Хангайские горы

Парк (а точнее, пустырь) культуры и отдыха в Цецерлэге. Шедевр монгольского зодчества — памятник какашке. На заднем плане приобщаются к прекрасному местные.

Хангайские горы

В Цецерлэге нами было встречено чудо чудесное и голубая мечта — удивительный гибрид автобуса и экспедиционного джипа. Вот он, на немецких номерах:

Хангайские горы

***

Где-то за пару дней до нашего предполагаемого прибытия в Баянхонгор у нас поломалась машина. Про отношения монголов и машин надо упомянуть отдельно: свой автотранспорт сии люди не обслуживают вообще и похоже не представляют, как и зачем это надо делать. Еще на пути от границы мы остановились у голосующего на обочине дядьки с «Акцентом». У него порвался ремень ГРМ, а запасного ессно не было. У нашего водителя на Акценте же, впрочем, тоже. На наши комментарии, что ремешок хорошо бы регулярно осматривать и менять после определенного пробега превентивно, драйвер несколько раз повторил: «Ну я же не знаю, когда он сломается, зачем его менять?!».

И так во всем – проблемы решаются по мере возникновения. Масло, жидкости, ремни, свечи менять не принято – на улицах УБ народ крутит стартерами по 5 минут, но не сдается. Подвеска, понятно, уже давно на том свете.

Под окном нашей квартиры в УБ зиял один из многих открытых канализационных люков. Ежевечерне из-за окна доносилось: «вжжжжжжж – дыдыщ! – вжжжжжж» или, если люк не удавалось пролететь: «вжжжжж – дыдыщ! – топ-топ-топ – раз, два, взяли! – вжжжжжж». Короче, никто не парится. Мораль: если едете на своей машине, в городах хорошо смотрите на дорогу, если не на своей – заставьте драйвера купить хотя бы свечи, провода и трос. Сам он этого никогда не сделает.

Так вот, про машину. Перестал у нас подключаться передний мост, из-за чего мы стали застревать в каждой речке. То есть машина на заднем приводе отлично заезжала с разгону на середину реки, после чего задние колеса уже не могли по скользким камням вытолкать ее обратно.

Вот от буханки в очередной раз что-то отвалилось:

Хангайские горы

В первой речке наш сообразительный драйвер по имени Мига почему-то подумал, что во всем виноват залитый в прошлой речке трамблер. Повыдирал все провода (благо, у буханки все подкапотное пространство открывается в салон) и стал старательно заматывать их скотчем. Мы пытались объяснить, что скотч от воды ни разу не спасает, но Мига был непреклонен. После того, как заматывание проводов не помогло машине выехать из речки, наш пенек решил разобрать карбюратор. Снял с него крышку и, включая зажигание, как дитя радовался огненным вспышкам до потолка в салоне. При этом даже не сидевшие никогда за рулем участники экспедиции заметили, что задние колеса у машины крутятся, а передние почему-то нет!

В общем, часов через несколько на «козле» приехал первый из наших спасителей. Так как тросов ни у кого ессно не было, от ближайшего моста был отодран здоровый дрын (судя по состоянию моста, мы были не первые), от нашей буханки – ремни безопасности, и из этого было сооружено нечто вроде жесткой сцепки, на коей нас и вытащили. На суше спаситель-таки втолковал нашему пеньку, что у него действительно не подключается передний мост и даже чего-то там починил.

Хватило этого, правда, ненадолго, и еще почти два дня нас вытаскивали практически из каждой речки, поили кумысом и разглядывали добрые монголы. Поскольку останавливаться приходилось часто, мы вдоволь нафотографировали пасущихся у дороги яков, верблюдов и грифов. Про сурков не говорю – их там как китайцев в Китае.

Наконец мы прибыли в Баянхонгор – центр мира, где можно было найти автомастерскую и «оригинальные российские» запчасти к буханке.

Тут объявилась новая проблема – Мига наш ни в какую не хотел ехать на сервис, а собирался все починять своими силами. Пришлось звонить Зае, чтоб она втолковала пеньку, что мы и так теряем из-за него второй день и пусть едет на сервис и не возникает. Весь следующий день Мига провел на сервисе, а мы отсыпались и наслаждались единственным на всю гостиницу общественным душем. Делать в Баянхонгоре вообще нечего, нормально поесть тоже негде. Бодали монгольский ящик, попивая монгольское же пиво.

Вечером возникли трехсторонние разногласия по поводу оплаты ремонта. Мы, естественно, считали, что платить должен Мига, потому что машину надо хоть как-то обслуживать, особенно перед дальней поездкой. Мига считал, что платить должны мы, потому что мы вообще за все платим. Зая тоже считала, что платить должны мы, так как все подшипники развалились в труху и рычаг толщиной в руку сломался пополам из-за плохих дорог, по которым мы поперлись в горы. Интрига ситуации заключалась в том, что мы наш аванс еще не выкатали, и Зая нам оставалась должна еще около $100. В случае отказа от услуг Миги Зая отказалась выслать нам эти 100 баксов, мотивируя «неустойкой», а также тем, что пенек в таком случае останется без работы, а у него жена и много детей. То, что мы уже потеряли два дня, неизвестно как будем выбираться из этих пуждуков и что у нас в Москве престарелая бабушка и две морские свинки, понятно, никого не волновало. Совок, короче, полнейший.

Результатом всей этой грызни стала некоторая корректировка маршрута. Поскольку в Баянхонгоре в принципе невозможно было найти драйвера с машиной (при планировании поездки имейте в виду – это можно сделать только в УБ и на западе, в казахских районах страны, возможно еще в Даланзадгаде), а нам по-любому надо было как-то выбираться дальше, решено было ехать на Миге, но не дальше в Гоби, как предполагалось ранее, а в сторону Монгольского Алтая. Против поездки в необитаемые районы Гоби выступала общая неподготовленность машины, нелояльность и тупость драйвера. Видимо, в другой раз и уже на своем «козле».

Хангайские горы

Заставив Мигу самому оплатить ремонт своей буханки, следующим утром по краешку Гоби мы выдвинулись на запад.

Comments

comments

Хангайские горы